Анджей и Лешек

Пару дней назад брат раскопал старую записную книжку, пытался найти имя «дамы» из предыдущего рассказа. Имя он не нашел, но наткнулся на два других имени.

Итак, жили не тужили два Вильнюсских поляка — Анджей и Лешек. Была у них квартирка на улице Архитекту. Уж не знаю, съёмная ли, купленная. Сегодня мы об этом все знаем, сегодня бы мы назвали их парой. А тогда я честно думал, что они бедные студенты и общее жилье чисто для экономии.

Откуда они взялись в моей жизни уже стерлось из памяти, да и имена их сохранила только старая записная книжка.

Анджей и Лешек в свободное от личной жизни время были барыгами. И по этим самым барыжным делам мы к ним и зарулили.

Мы — это два молодых парня. Общее между нашей парой было то, что мы очень любили деньги.

Итак, утро в логове скрытого врага.

Очень дружелюбная встреча после 2000 километров за рулем. Мы сидим на маленькой кухне, обсуждаем наш маленький бизнес. В какой-то момент, по-европейски вежливые Анджей и Лешек, начинают намекать, что у них и другие дела имеются. Что в институт надо, что уходить пора. Мы, с некоторой бестактностью, делаем вид, что не понимаем, что пора и честь знать. Бестактность часто побеждает вежливость, поэтому мы договорились, что ребята сходят на лекции, а мы пока у них отдохнем. А чтобы нам не скучалось во время отдыха, нам была предложена галлонная канистра спирта и поллитровая банка дистиллированной воды. Мы, два молодых инженера — технаря, сразу обратили внимание на несоответствие объемов.

Европейцы откланялись, а мы приступили к активному отдыху. Дистиллят быстро таял.

В какой-то момент мы поняли, что у нас есть небогатый выбор. Вариант прекращать бухать на повестке дня не стоял. Оставалось два варианта. Либо начинать разбавлять водопроводной водой, либо быстренько наладить производство дистиллята из подручных материалов.

Нами были использованы: чайник со свистком с заблокированным свистком, старая пластиковая тара, несколько банок, морозильная камера, все продукты из которой перекочевали в холодильник и технические знания физических процессов.

Перед вернувшимися из института европейцами предстала следующая азиатская картина. Мы, в живописных позах, спим в малопредназначенных для этого местах. На кухне весело, но бесшумно, кипит чайник. На носик чайника присобачен пластиковый сборник для конденсата. Под ним баночка. В морозильнике еще несколько баночек разной степени охлажденности. Галлон спирта превратился в полгаллона.

Уже потом я понял, что в этот день я сильно рисковал потерять девственность, причем в групповом исполнении. Уж не знаю, по любви или в наказание.

Но пронесло.