Привет, Берлин

Оглавление

Про дорогу писать не буду. Все точно так же, как и раньше, только наоборот. Сначала Чехия, потом Германия.

Въезд в Берлин оказался проблематичным. На наше счастье гостиница была на окраине, но правила я все равно успел нарушить.

На светофоре влез не в тот ряд, перестроился через сплошную, и, офигев от собственной наглости, пролетел перекресток на красный. Моя золотая жена в этот момент не сказала ни слова, дождалась момента, когда я начну материть сам себя.

Чекин в гостинице был только с 14.00, и педантичные немцы были явно не рады нашему появлению в 12. Усталости не было и мы поперли на Рейхстаг, так как ничего другого в голову не пришло.

В Германии очень удобный общественный транспорт. Единый билет на нужное тебе время, никаких заморочек с компостированием.

Остановка электрички была рядом. Найдя по схеме Александер плац, мы сели в поезд. Но этот гад не доехал. Конечная. Пересели в другой. Он поехал не в ту сторону. Вернулись. Еще пересадка, снова неудача. Гугл в шоке, мы взбешены и голодны. Все наши перемещения сопровождались длинными тирадами на препротивном незнакомом языке на станциях и в поездах. Смысл этой брани мы поняли только через сутки, когда нарвались на объявление, продублированное на английском. Оказывается, нам каждые две минуты говорили о том, что перегон закрыт на несколько часов на техобслуживание и предлагали альтернативные варианты проезда.

Пошутив на тему GPS и 1945 года, пришлось вернуться в гостиницу. Рейхстаг покорен не был.

Ровно в 14.00 мальчик на ресепшен включил дежурную улыбку и мы получили номер. Закачали карты общественного транспорта и снова на Рейхстаг. А что, мы упорные. На этот раз выбрали трамвай. Все прошло гладко. Погуляли по Александр плац, нашли двухэтажный экскурсионный автобус. И вот она радость. Халява! С нас не взяли денег за экскурсию. Человек, отвечающий за продажу билетов, уже ушел домой, а водитель отвечает только за вождение и выдачу наушников. С наушниками и без оплаты, еврейское счастье!

Берлин - Редлер

День закончился покорением Рейхстага и ужином, на котором жена открыла для себя Радлер.