Барлин, мемориалы

Оглавление

Во второй день в Берлине решено было просто гулять. С задачей мы справились, но расстояния там не детские и шагомер уже в одиннадцать утра объявил, что дневная норма выполнена.

После вчерашней халявы за экскурсии платить было непростительным расточительством. Единственным местом, где мы открыли кошелек, была Берлинская телевышка. Панорама города завораживала.

Обувь стонала, но в результате мы посмотрели все, о чем читали, смотрели и слышали в детстве. Единственное, на что нас не хватило, это Берлинская стена. Сохранившийся кусочек оказался на отшибе и терять на него час мы не захотели.

Запомнился обед. Точнее, не он сам, а то, с кем мы его делили. В открытом кафе нас атаковали воробьи. Наглые птицы успевали снимать еду прямо с вилки, расхаживали по столу, и, похоже, наряду с официантом, рассчитывали на чаевые.

Одна радость. Пиво они пить не стали.

Из впечатлений о достопримечательностях: поразила пустота в мемориалах, посвященных войне и катастрофе еврейства. Это был день, когда Израиль отмечал День памяти жертв Катастрофы.

Барлин, мемориалы

В Трептов парке пусто, в новеньком мемориале, посвященном жертвам Холокоста и расположенном в самом центре города, тоже ни души.

Вернулись в гостиницу поздно вечером и занялись перепаковыванием чемоданов.

Ведь назавтра нас ждал Амстердам.