Ронен Марели интервью

Беседовали Михаил Кривчиков и Ирина Фишман, 14.08.2018.

В данном интервью с Роненом Марели для русскоязычных жителей Нагарии мы стремились задавать не те вопросы, которые хорошо освещены в Программе Ронена Марели и обсуждаются на всех встречах. А фокусироваться прежде всего на практических вопросах и том, что часто остается за кадром.

Являетесь ли вы членом или сторонником партии Авода? Какие партии Израиля вас поддерживают? Что именно они ожидают от вас за эту поддержку?

Я не член никакой партии. Я никогда не был политиком, а всю жизнь был военным. В городской политике нет связи между партиями и внутренней политикой города. Мы выбираем мэра. Мы смогли добиться финансирования от партии Авода. За это финансирование мы им забронировали два места — третье и шестое в нашем списке. Я считаю, что это наше большое достижение. Вместо того, чтобы собирать сейчас пожертвования от людей, заинтересованных лиц, в тот момент, когда мы получили эти деньги, я смог стать независимым кандидатом с собственным списком в горсовет. И поэтому нет никакой связи между масштабами государства и масштабами города.

Кроме того, нас поддерживает Еш Атид, и мы продолжаем переговоры еще с тремя партиями: Еврейский дом, Кулану, и с НДИ мы тоже налаживаем контакты.

Не станет ли в городе расти арабский сектор, число нелегальных мигрантов и т.п.?

Нет.

Я не собираюсь заключать мирные договоры с палестинцами. Я хочу беспокоиться о городе Нагария. Левые партии здесь править не будут. Муниципалитет не государство. Люди должны понять четкую грань между гос. масштабами и муниципальными. Я никогда не был политиком, и не собираюсь заниматься этими вещами. Нагария всегда была еврейским городом и должна таким остаться в Западной Галилее. И государство Израиль заинтересовано в том, чтобы Нагария осталась сильным еврейским городом.

Не станет ли расти религиозный сектор?

Нет, если мы поменяем власть. Я не против кого-либо. Мы просто должны остановить строительство, связанное с зонтичным соглашением, и начать заботиться о рабочих местах, местах для развлечений. Если мы этого не сделаем, то, естественно, религиозный сектор вырастет.

Сейчас в городе решения принимается лично мэром. О пушке в фонтане и о множестве других более важных вещей мы узнаем, практически, когда стройка в разгаре или дело уже сделано.

Я за то, чтобы люди решали, что для них важнее. Я не самый главный человек в городе, а специалист в лидерстве и в проверке исполнения. Например, руководитель отдела спорта или культуры, после того, как мы определим наши приоритеты и цели, будет нести полную ответственность за реализацию. Если он не знает, как это сделать, я его поменяю.

Мэр города не может делать всё, он не обязан быть специалистом во всем. Надо изменить систему, чтобы люди, которые являются специалистами в определенной области, могли реализовать свою инициативность. Если мы исправляем дороги, то этим должны заниматься инженеры, а в мою задачу входит предоставить им ресурсы для реализации планов.

Сейчас в Нагарии управление такое: «Я говорю тебе, что тебе надо». Это проблема. Я не говорю тебе, что тебе надо, я хочу, чтобы ты сказал мне, что тебе надо. Но ты не знаешь, что надо молодежи, я пойду к ним и спрошу, что вы хотите делать летом? Я не скажу тебе, что ты хочешь Омера Адама, потому я привезу тебе Омера Адама. Я должен поговорить и спросить тебя: у нас есть два месяца для развлечений в городе. Что тебе нужно, чего ты хочешь? Они скажут, чего хотят, и может быть мы вложим больше денег, может они дадут идеи, о которых мы и не думали. Мы спросим у них, а не сообщим, что сегодня вы увидите Омера Адама. Может кто-то больше хочет открытых пляжей. Кто-то хочет играть в волейбол на пляже. Ты можешь сделать волейбол? Да, на это нет денег? Я сделаю ему. Если ты хочешь водные лыжи, нет денег – мы найдем кого-то, кто вложит деньги в водные лыжи. Ты хочешь платить за Кантри только зимой? Мы сделаем, чтоб ты платил только зимой. Главная проблема, что менеджмент города думает, что они знают всё, а вы не знаете ничего. Мы знаем, как управлять, но мы должны спрашивать людей, что вам нужно.

Однако мы не можем спрашивать у людей все. Если мы хотим строить город, то должны иметь долгосрочный план на 30 лет. Планировать дороги, вокзал, автобусные остановки, здания, инфраструктуру, школы – это моя работа. Я должен говорить об этом с опытными экспертами, я не должен спрашивать, Михаил, где будет школа? Это вопрос профессионалам. Но если я хочу знать, что делать детям Михаила, я должен спросить его. Поэтому главная проблема – это система менеджмента города. Каждый должен делать свою работу. Учитель должен учить, давать образование, мэр не должен учить вместо него, он должен обеспечить всё необходимое для процесса обучения и дать ему ресурсы, чтобы он мог сделать свою работу отлично. Это система.

Как конкретно будет осуществляться обратная связь и влияние жителей на то, что делается в городе?

Я собираюсь привлекать жителей в инициативные группы, также, все смогут участвовать посредством опросов, что необходимо сделать в городе. Создать постоянные форумы. Раз в два месяца сидеть и общаться с владельцами бизнесов, раз в два месяца сидеть с новыми репатриантами, с мастерами, мелкими бизнесами, молодежью, людьми, которые связаны с морем. Если мы привлечем жителей в разных областях, тогда люди почувствуют что есть с кем говорить. И почувствуют себя причастными. Я также собираюсь раз в месяц читать лекции в школе. Это лекции, которые не связаны с учебой, а по теме лидерства, общественные науки, про власть, гражданскую ответственность, чтобы люди чувствовали, что мэр не сидит высоко в башне, а управляет в их интересах.

Я не могу знать, что требуется олим хадашим прежде, чем сяду и спрошу у них, что им надо. Я должен, выслушать что для них важно, и тогда можно найти пути решения. Например, пожилые люди — что им необходимо? Ответ прост — пойди и спроси, посиди с ними, послушай, что они хотят, и тогда ты можешь побеспокоиться о них.

Главная мысль в том, что я приду говорить с людьми. тогда они дадут мне идеи, и мы сможем делать проекты, которые захотим. Если я скажу тебе, что я знаю, что тебе надо, это моя ошибка. Я должен поговорить с тобой, чтобы узнать, что тебе надо. Поэтому я пойду говорить с людьми. Со всеми людьми, которые приехали из России, Украины, Молдавии. Я не могу им сказать, что я хочу чтоб они делали. Я должен спросить их, что я должен сделать для вас. Это система. Это не может быть по-другому, а должно быть в диалоге между мэром с персоналом — и людьми.

Ваша программа состоит из 6 направлений по 6 пунктов. Каким пунктам вы планируете уделить больше всего внимания в первое время?

Это очень длинный процесс. За пару месяцев всего не сделать. В первую очередь я собираюсь обратиться к Правительству и Кнессету: вы обязались мне помочь, сейчас настало время выполнить обещания. Параллельно с этим нужно начать решать проблему с образованием. Быстро можно сюда привести молодежные движения, вернуть сеть матнасов, пересмотреть распределение ресурсов в этой сфере.

Также, можно быстро ввести в строй промышленный парк Гиват Шааль (за Кабри). 74 млн. шек ждут, когда мы их используем для того, чтобы Нагария развила свою промзону. И тогда здесь появятся рабочие места. Уберу лишние заборы, затем, очень быстро я разрешу работу спасателя круглый год на пляже. Я изменю способ действия Кантри так, что люди не должны будут делать абонемент на целый год. Мы сделаем специальные подвозки из разных районов в сторону пляжа, чтобы те люди, у которых нет машины, могли добраться до пляжа. Открою систему добровольной поддержки от специалистов, в т.ч. вышедших на пенсию, где будут помогать решать различные проблемы. Например, семейные проблемы, консультирование о машканте и других вопросах. Это всё бесплатно для жителей. Это очень большой проект, по организации помощи гражданам влиться в общество.

Сразу после избрания я организую инициативные группы по темам, которые будут определять главные направления в каждой области. Например, группа по проблемам олим хадашим, группа промышленников, по культуре… Есть очень много вещей, в которых можно задействовать жителей Нагарии. Жители, в первую очередь олим хадашим, должны знать, что на выборах в 2013 году им очень много обещали, рассказывали, что будет построено то и то, но ничего из этого не было сделано. То, что я обязуюсь — я отвечаю за свои слова. Я не говорю ничего из того, чего сделать не могу. Всё что пообещал, я в силах сделать. Что-то займет больше времени, что-то меньше.

Что именно планируется делать с пробками в городе? У вас уже есть план или вы планируете поручить его разработку специалистам?

У меня есть программа, я привлекаю инженеров к организации изменений в городе. Есть дороги, которые станут односторонними. Движение будет так организовано, чтобы в город было легче въехать и выехать. Мы расширим 89 дорогу. Сделаем дорогу на цомет Кабри. Потихоньку мы решим проблемы с движением в городе. Также мы решим проблемы с парковкой – жители города получат значительное облегчение в парковке.

Были разговоры о возможности переноса вокзала.

Это не решение сегодняшнего дня. В городе, который правильно планировался, вокзал не должен быть в центре города. Но сейчас я не могу дать обязательства по этой теме, а могу только фантазировать. Для этого нужна долгосрочная программа. Когда-то был план построить дополнительную станцию в Эйн Саре, и это было бы очень хорошее решение. Но на сей день, пока я не говорил с министром транспорта и вплотную этой темой не занимался, не могу ничего конкретного обещать. То, что не могу гарантировать, я не обещаю.

Откуда именно вы возьмете деньги на реконструкцию системы канализации?

Это очень печальная тема. Это вопрос о приоритете. Мы платим за воду и из этих денег надо восстанавливать канализацию. Эти деньги должны идти на канализацию, а не на пушку. Вся проблема с канализацией решается за 1 млн. 200 тыс. шекелей. Я говорю про Гаатон. И я вообще не воспринимаю всерьез тот факт, что нет денег. Есть деньги и у Нагарии, и при правильном взаимодействии, государство тоже нам даст денег на восстановление. Я обязуюсь решить проблему с канализацией.

Было интересное предложение – организовать в городе пятничный рынок овощей (напрямую), других товаров из окружающих кибуцев, а также местных малых бизнесов. Что вы об этом думаете?

Я хочу сделать «Стильный рынок». Чтобы позволить людям, которые что-то делают своими руками, представить свои работы, показать себя людям. Нет жесткого определения что именно, каждый, кто хочет, но то что сделал сам. Если кто-то хочет продавать часы, сделанные своими руками — пожалуйста. Если хочет продавать огурцы со своего огорода — пожалуйста. Надо дать людям возможность реализовать себя.

Будут ли в вашем списке русскоязычные депутаты? Как будет представлена «русская улица»?

Очень хороший вопрос. Я лично буду беспокоиться о «русских» жителях. Для этого не нужен дополнительный человек. Я вообще не люблю разделения. Русские, олим хадашим, олим ватиким, мы все приехали в разное время из разных стран, для того чтобы жить в Израиле и в Нагарии в частности. Я считаю, что пришло время прекратить это разделение. Я заявляю это с полной ответственностью, и буду рад если мои слова будут процитированы. «Русское» население не пострадает от Ронена Марели, наоборот, только выиграет. Мы сделаем совместные проекты, которые действительно пойдут на пользу «русскому» населению. По-настоящему беспокоиться о детях, способствовать их продвижению, сделать в них такие вложения, чтобы они влились в общество, чтобы они не чувствовали себя отдельно русскими. Они будут израильтянами, как и мои дети. Это не значит забыть свои корни, но надо влиться в общество. Я считаю, что это разделение — огромная ошибка. Я считаю, что пришло время, чтобы мы расстались с этими понятиями. Я говорю об этом из личного опыта. Мои родители приехали сюда за 3 года до моего рождения. И я никогда не чувствовал что я оле хадаш. Я здесь рос. Здесь никогда не было разделения: марокканцы, иранцы, йеменцы, русские и все остальные. Мои самые лучшие солдаты в армии были «русские», и многие из них из Нагарии. Я вообще не люблю это название «русские», они такие же израильтяне, как и я. Они замечательные бойцы. И это разделение приносит вред в первую очередь русскоязычному населению. Тот, кто приезжает новый — ему надо помочь, и мы поможем. Он получит всю помощь, мы его примем. Найдем ему опекающую семью. Примем детей, обучим их всему, чему нужно. Они будут приняты и в школе, и в молодежных движениях. И мы их так присоединим, что они не будут себя чувствовать чужими.

Что еще изменится в работе с новыми олимами?

Я сохраню всё то, что было хорошее.

Я также продвину те проекты, о которых уже говорил, поэтому все только выиграют. Кроме того, мы организуем доступную информацию на русском языке через интернет сайт и инициативные группы. Это простые технические вопросы.

Сейчас олимы ощущают себя спокойнее, когда знают, что на позиции вице-мэра русскоязычный человек, к которому можно обратиться со своей проблемой. Будет ли и далее, куда обращаться?

Будет начальник отдела абсорбции, и никто из олим хадашим не пострадает. Я лично обязуюсь беспокоиться об этой части населения города. Олим не должны опасаться, что поменяется мэр, наоборот, интерес русскоговорящего населения в том, чтобы мэр поменялся. Мы позаботимся обо всех. Без личных одолжений, и никто не пострадает от того, что Ронен Марели стал мэром.

Больная тема – внешкольное время, продленки.

Как я уже сказал, мы должны найти ресурсы для развития образования. Если я сейчас спрошу жителей, что такое образование (воспитание, ивр:хинух), никто не даст однозначного ответа. Наша цель дать инструменты и навыки детям, чтобы они выросли хорошими гражданами. Успешными каждый на своем пути и в своей области. Я не могу вырастить ребенка таким, как я захочу. Как лимонное дерево, что с ним ни делай, персики на нем не вырастут, но оно может принести плоды — 2 лимона, а может быть 200. Я должен дать детям все инструменты, чтобы они полностью раскрыли потенциал, каждому в соответствии со способностями и возможностями. Если для этого нужен продленный учебный день, значит он будет. Если нужны дополнительные кружки, то кружки. Я считаю, что очень много лозунгов кидается в воздух без понимания смысла. Смысл образования — дать инструменты и навыки. Чтобы ребенок достиг максимума, чего он может. Я не буду учить ребенка рисовать, если он хочет заниматься спортом.

Спортивные секции. Люди жалуются на высокие оплаты, например плавание в Кантри – это и оплата за клуб, за секцию, причем оплатить можно только абонемент за год – это неудобно. Много проблем и с другими видами спорта. Что будет делаться?

У нас в планах большие вложения в спорт. Мы хотим создать академию спорта, начиная с раннего возраста, не дожидаясь пока ребенок повзрослеет настолько, чтоб ходить в Кантри. Еще раз, в Кантри я отменю ограничение на только годовой абонемент и систему, при которой ребенок должен платить и абонемент, и за секцию плавания. Мы должны найти решение, как облегчить жизнь людей, и с другой стороны сохранить в кантри хорошее качество услуг. Есть множество путей. Всё, что мы хотим сделать в спорте, исходит из понимания, что спорт является мощным воспитательным фактором и прививает ценности. Потому что он дает ребенку рамки, дисциплину, возможность достичь максимальных личных результатов. И надо заинтересовать этими занятиями детей, тогда Нагария будет сильным городом. Потому что здесь будут прекрасные тренеры и инструкторы. И тогда дети смогут продвигаться. Это включает и инструкторов по правильному питанию, здоровому образу жизни. Когда у нас будет культура спорта, тогда мы сможем хорошо продвинуться.

Что будет делаться для поддержки малых бизнесов олимов и их проектов?

Я готов выслушать любые предложения, и будем вместе решать что делать. Я не пренебрегаю ничем.

Будет создан центр, в котором будет оказываться помощь по любым вопросам, которые требуются жителям, и там будет отдел малого бизнеса, и мы, конечно, заинтересованы это развивать.

В городе много русских пенсионеров, нуждающихся в жилье. Есть ли какие-то планы решения этого вопроса?

Это вопрос, на который у меня пока нет ответа. Проект, который у меня в голове: хочу сделать, чтобы студенты жили вместе с пенсионерами. При этом обе стороны выигрывают. Но это в будущем.

Досуг и занятия пенсионеров?

Надо посидеть с пенсионерами и спросить, чего вы хотите, не решать за них какой у них будет кружок, а спросить, чего они хотят. Не решать что им надо нарды, если они хотят сочинять рассказы. Спросить и помочь им реализовать это. Я не хочу решать за пожилых людей, чем им заниматься. Я должен им дать то, что они хотят.

В группе Фейсбука «Наша Нагария» люди предлагают идеи развития города. Как их можно будет отобрать и реализовать?

После выборов мы соберем все эти идеи, и будем обсуждать их в инициативных группах по соответствующих темам.