Рассказ — победитель на фестивале чудесных историй.

Сегодня у меня и у нашей семьи особый день. ??
13 ноября, ровно 27 лет назад, мы репатриировались в Израиль.

Когда мои друзья детства узнали, куда мы уезжаем, на меня смотрели в шоке и спрашивали: «Куда вы едете? Там же всё время война!»

Времена были как раз после Чернобыльской катастрофы, я помню, как моя бабушка звонила ночью в Сохнут и умоляла: «Женщина! Спасайте наших детей!». А тут и страх перед погромами, и опустошающиеся полки в магазинах продуктовых… И тихие поздние программы радио Рэка на дядином магнитофоне Шарп…

Падал снег, и я под домом слёзно прощалась с подружкой Анжелкой, и с соседским парнишкой с кличкой Комиссар… И бабушкин голос с балкона: «Юля, ты где?»

Сумки собраны, мебель послана багажом, я лежу на раскладушке и рыдаю, не хочу покидать детство, но решение принято и меня никто не спросил.

И вот мы выехали, в тёплых куртках и меховых сапогах.
Снежная Москва, я здесь первый раз.
Поезд, очень долго едем, заходят пограничники и долго крутят детскою винтовку — игрушку моего 3-ёх летнего брата, который гордо им объявляет: «Я еду в Израиль!»

Будапешт, ждём в гостинице полёта на Тель Авив. Мама теряет ключи от комнаты, все ищут, нервничают, находят их у мамы в кармане.

Сказали что в Израиле всё дорого, что надо везти спички и туалетную бумагу. Выходя из поезда, я несу совки. Если бы это не было правдой, было бы смешно. Увы…

Прилетели в Тель Авив. На выходе из аэропорта нас встретил хамсин, точно такой же как сегодня был в Наарии! Жара в лицо, снимаем куртки…
Пытаемся дозвониться дяде, который приехал за месяц до нас, нету дома. Решаем ехать в Магдаль-Ха-Эмек, к тётиному брату.

Садимся все (я, мама, мой братик, бабушка и дедушка, мамин брат с женой на 9-ом месяце беременности) в большое такси. По дороге удивлённо разглядываю поля с апельсинами по сторонам дороги.

После пары дней, объявляется дядя, оказывается нам уже нашли квартиру через маклера, опять погружаемся и едем в Наарию. (Пикантность: мэра города зовут… угадайте… 🙂 ).
Помню, как меня записали в школу, 8-ой класс вместо 9-ого. Спасибо подружке Юле Метрикиной יוליה וינוגראי пошли к директору и переписали как надо.

Смотрю на школьников: все в шортах и футболках. Где наша школьная форма и кружевные передники за которыми по блату мотались в Вильнюс?
Не понимаю ни слова на иврите, девочки из класса пытаются на английском пригласить меня на вечеринку вечером в пятницу. Не иду, белая ворона это ничто в сравнении с моим самочувствием.

Возвращаясь со школы, не знаю дорогу домой, всё новое и необычное. Запахи свежевывешенной стирки перемешиваются с запахами восточных блюд (варят на шабат, вся улица пахнет приправами), цветут деревья, люди ходят на море….. На улице Ноябрь 1990…….

Резкий перелёт: Ноябрь 2017 год. 2/3 жизни я живу в Израиле. Выучила иврит, закончила школу, багрут, военное училище. Вышла замуж, 3 детей, квартира, машина, работа. Могу сказать Слава богу мы живём хорошо.

Иногда во сне я возвращаюсь в детство, пионерский лагерь, ночные костры, Зима с сугробами снега, Ёлка с огоньками в Центре города, чёрно-белый телик, «Ну погоди» и «Ералаш». Дедушка ведёт меня за ручку в музыкальную школу и ждёт, пока закончу. А потом дома заниматься, играть дуэт — я на аккордионе а он на скрипке…

И тут я просыпаюсь. И ни на секунду не жалею. И благодарю от всей души покойных уже дедушку и бабушку, и дай бог здоровья и долгих лет маме, за то, что приняли это не простое мужественное решение — оставить позади всё родное и знакомое, и двинуться в незнакомую страну, без денег, без языка, в немолодом возрасте, с целью обеспечить лучшее будущее для детей и внуков.

На святую землю. Потому что другой такой у нас нету.

Автор: Yulia Ben Shalom