Вы верите в случайности? Нет? А в случайные случайности? Тоже нет? Вот и я не верю. А тут такая история, ну просто чистая случайность.

Это было чуть года назад, я тогда жил в Ашдоде. Как-то однажды, я отправился на прогулку по городу, по набережной, по парку. Хорошо то как. Зима. Солнечно. Тепло. Приятно.
И вот, в приятном настроении я возвращаюсь домой по одной из центральных улиц города. Улица идет сверху вниз. Люди обтекают меня, торопясь по своим делам, другие идут навстречу, тоже, очевидно, по делам. Я не обращаю внимания ни на кого.

Его я заметил, когда он был от меня метрах в 5…6. Навстречу мне шел мужчина в черной пиджачной паре и в шляпе, указывающей на то, что он – религиозный, но терпимо. Есть такое выражение – «дати light». «Дати» на иврите – религиозный, а «light» — и в Африке «light». Он тоже шел, не торопясь, мне навстречу и внимательно смотрел на меня. Поравнявшись со мной, он спросил что-то на иврите, при этом он все время улыбался. Мне его лицо кого-то напоминало, но я не стал напрягаться и рыться в памяти, мало ли кто-то кого-то напоминает. У меня нет и не было знакомых среди религиозных, и я вообще категорически не религиозен. Я ответил ему на чистом, безукоризненном иврите, что я ни хрена не понимаю и не говорю на иврите.
— А на русском? – спросил он с легким акцентом.
— А это, сколько угодно – ответил я, любитель потрепаться.
— Не скажете мне, где улица Ционут (как впоследствии выяснилось- улица имени сионизма). Я не знал, где такая улица, зато я знал, где находится улица Ацмаут (улица имени независимости), о чем тут же ему и сообщил и, по его просьбе, показал рукой, где она находится.
— О, а Ционут должна быть напротив – по каким-то своим признакам определил он. Он начал меня благодарить и за несколько благодарственных фраз он пожелал мне столько хорошего, сколько я никогда не слышал от моих друзей, детей, жен, начальства и налоговой полиции вместе взятых. Я стоял, разомлев от тепла, снаружи – от теплого январского солнца, а внутри – как будто принял двести грамм отличного коньяка. Во время своих пожеланий он все время улыбался так, что и я стоял, как дурак, улыбаясь во весь рот. При этом в глазах его все время плясали веселые чертики. Нет, так нельзя. Он был все-таки религиозным человеком. Скажем так, в глазах его плясали веселые ангелочки.

Он закончил говорить, и я подумал, что пора расходиться. Но он вдруг приложил руки к подбородку (а я забыл сказать, что он был с аккуратной бородой, как порядочный религиозный иудей), прикрывая бороду, и тут я сразу догадался, кого он мне напоминает. Он тоже понял, что я догадался, сделал шаг ко мне и положил правую руку мне на плечо. И я сделал то же самое. Так мы постояли три-четыре секунды, а потом повернулись и пошли каждый в свою сторону, он – вверх по улице, а я – вниз.

Я шел и думал, ну ладно, я-то, я же все-таки прожил уже этот возраст и мог бы догадаться. А как он догадался, да еще издалека, да так сразу, как он будет выглядеть лет эдак через десять-пятнадцать. Потому что я встретил своего почти полного двойника, только моложе.
А вы говорите, что случайных случайностей не бывает.
А может это маленькое чудо?

Автор: Геннадий Кигель