Однажды слух прошел, что геи гордиться намылились прямо на улочке местечка. Кто с голым задом — тот самый гордый гей. А который штаны нацепил — обычный. Народ нормальный возбух, осудил и через Дёму — глаза начальственного — челобитную наверх послал. Дескать, не допусти, батюшка, безобразий прилюдных развратных! Огради детей от мыслей портки сымать и гордиться!

Осерчало начальство на непорядок такой, да и распорядилось геев по гордости плетьми высечь, и к гейной матери из местечка выдворить. Которые выдворяться не хотели — тех на кол посадили другим в назидание. Народу так понравилось, что заодно блудниц безмужних, иноверцев, цыган и калек погнали, чтоб два раза не вставать. А следом интеллигентов гнилых туда же, которые возмущаться удумали. Люд ибо простой, добрый, толерантистый, зла не держит, но и неча перед глазами со своими особенностями шастать. Кто не как все — на кол, тогда остальным спокойнее, ибо они — стали все.