Помощь дона

«Дон Вито Корлеоне был человеком, к которому обращался за помощью всякий, и никому не случалось уходить от него ни с чем. Он не давал пустых обещаний, не прибегал к жалким отговоркам, что в мире-де есть силы, более могущественные, чем он, – что у него связаны руки. При этом вовсе не обязательно, чтобы он числился у вас в друзьях, неважно даже, если вам нечем было отблагодарить его за помощь. Одно лишь требовалось. Чтобы вы, вы сами объявили себя его другом. И тогда, как бы ни был сир и убог проситель, дон Корлеоне относился к его невзгодам как к своим собственным. И уже не было таких преград, чтобы помешали ему поправить беду. А что за это? Дружба, почетное звание «дон» и изредка – родственно-теплое обращение «Крестный отец»… Разумеется, как того требовала простая вежливость, не обходилось без заверений, что вы – его должник и он вправе в любое время рассчитывать на ответную посильную услугу.»
(Марио Пьюзо, Крестный отец)

Система личной преданности по этой модели часто строится и обычными авторитарными руководителями, чиновниками. Причем, в отличие от дона Корлеоне, они помощь оказывают не за счет средств своей семьи, а чаще всего – бюджетов, которыми распоряжаются по должности, или в лучшем случае за счет влияния на бизнесменов, других чиновников и политиков. Т.е. обычно не затрачивают на эту помощь свои средства, а только немного рабочего времени. Таким образом, служебные возможности позволяют помочь тем, кому хочет помочь руководитель, и при этом — прекрасно конвертируются в личную преданность людей, политический вес, популярность, распространяемую через сарафанное радио искренне благодарными получателями помощи – «какой добрый и отзывчивый руководитель, всей душой за него сами, и всех за него голосовать призываем»!

Но помощь дона – не для всех. Если помощь нужна тому, кто не готов к личной преданности, то ответ:

«…ты не просишь с уважением, не предлагаешь дружбу, даже не думаешь обратиться ко мне — крёстный.»

Хорошо ли поступал дон Корлеоне, что помогал людям? Конечно, хорошо, когда проблемы людей решаются. И благодарность за это закономерна. (Многие даже говорят, что плевать, как и ради чего сделано, главное, что кому-то помогли).

Хороша ли та мафиозная система, которую таким образом создал дон Корлеоне? Ответ очевиден.

Чем отличается помощь дона от помощи добросовестного чиновника людям, оказавшимся в трудном положении? Как демократические институты власти защищаются от создания отношений на базе личной преданности «а-ля мафия»? Можно обсудить.