Nahariya - נהריה

Общественный сайт жителей Наарии

Рубрика: Однажды

Держаться своих

Однажды затеял Самодурыч Думу городскую выбирать. Старая Дума у него совсем поизносилась, ее даже ругать все устали, пришлось в колодец отпустить.

Стал народ в партии вступать да новые придумывать. Самый шустрый — Вяк Штемпель — Партию Блондинов придумал, и ну всех в нее звать, даже седых.  А кто засумлевался, тем всё объяснил:
— Ты посмотри, сколько нас-блондинов в городе! А в Думе наши где, вас спрашиваю?! Кто будет отстаивать в городе интересы блондинов? Вы здесь одни-одинешеньки! У мастеров — своя гильдия. За торговцев директор рынка слово замолвит. А вас-горемычных без меня любой обидит и никто не защитит! Блондины достойны иметь места и привилегии в Думе! Вы должны держаться своих! Свои — это у кого цвет волос такой же! Вот я свой, за меня и голосуйте!

Подумали избиратели, затылки светлые почесали. И в самом деле, выходит, кто же нас защитит, как не свой, такой же блондин? Правда, знали все, что Вяк где ни работал, всегда хозяйское добро тащил да спускал. Но тащит или не тащит, зато свой. Поклонились ему люди, да и завякали: «Я за Вяка!»

Остальной народ подивился, мол, чего блондины «вякают и вякают», но осуждать не стали, ибо у нас димократия.

Мы за Дёму!

Однажды поручили Дёме быть Дедом Морозом. Денег ему родители насобирали целый мешок, чтоб игрушки детям купил и подарил, чтоб Снегурочку нанял да хороводы всем на праздник заводил.

Вспомнил Дёма, как папа евонный говаривал: «Дарёному коню в карман не заглядывают!». Чего ни подари — дети будут рады. И заказал он для всех шапочки разноцветные, которые жена шьет, по цене втрое от обычной. Да конфеты тёще вчетверо оплатил. А Снегурочкой дочь назначил, чтоб остаток денег из семьи не отдавать.

Празднику все рады! Правда родители возмутились — на те деньги, что дадены, подарков куда как больше ожидали. Но другие на них шикали, мол вечно всем недовольны, только грязью поливать могут тех, кто что-то делает. И неча всем настроение портить!

А дети очень Дёму за подарки полюбили. Сказали, что он самый добрый, раз всем шапочки дарит и конфеты раздаёт. Не то, что жмоты родители…
Мы за Дёму!

Спасибо Начальству

Однажды повстречал Дёма Крита, стал укорять:

— Почто ты наш городишко грязью поливаешь, Начальством вечно недоволен?

— А ты на соседней городишко посмотри.- спорит Крит.- Там у начальника пять писарей работают. Людям, когда что-то надобно, сразу к нужному писарю идут, и в минуту всё решается.
А у нас? Писарей два десятка на жалованье, но сами ничего не делают, только к Самодурычу шлют. Коль что человеку надобно, месяц очереди ждёт к Самодурычу зайти, поклониться, ручку поцеловать, чтоб Начальство в беде помогло. А кто Начальству не люб, того и вовсе не пустят.

— Дурак ты, Крит! Соседского начальника даже имени не знают, нет ему от народа ни почета, ни уважения. А наш Самодурыч — настоящий благодетель! К нему каждый на поклон идёт, и каждый потом его помощь славит да в преданности клянется! И спасибо Начальству, отцу родному, за доброту его!

Пляжный день

Однажды Дёма — главный начальничий лакей и правая рука — пошел на пляж клюзивный отдохнуть. Разморило там его, дрёмой окутало…

А как проснулся, глядь, вокруг забор белый, высокий. Детишки рядом играют, на дядьку в клетке пальцами показывают, банан суют. Осерчал Дёма, прутья трясет, выбраться не может.

Схватил он тогда штуку заморскую — плевафон — и давай Самодурычу-благодетелю звонить, в ножки ему кланяться да о беде своей докладывать. От Самодурыча еще никто без помощи живым не уходил. Он и Дёму сразу утешил, что забор ему специально для защиты от террористов и шакалов поставлен. Да и за решеткой жить давно пора привыкать. Зато на половину отката за заборный подряд, уже яства посланы — жри и радуйся! Дёма от радости такой остатков сознания лишился, посредь клетки бревном растянулся и дышать забыл.

Очнулся, когда Крит его водой отливал да отпаивал. В часы работы пляжа приходить да на траве пластмассовой раскаленной и ядовитой лежать — не советовал. Дёма Криту чуть «спасибо» не сказал от облегчения, но вовремя одумался — вдруг Самодурыч узнает, тогда ж головы не сносить.

А на пляж ходить зарекся. Жарко у нас.

Драконьи яйца

Драконьи яйца

Однажды подал Дёма-лакей карету Начальству, как положено, на заре. Начальник в городишке был такой добрый да умный, что народ звал его ласково Самодурыч. А правил столько лет, что и старожилы не помнили, откуда он взялся. А которые помнили — тех он давно повывел.

Погляделся Самодурыч на своё отражение, важный вид нахмурил для ежедневного фото «Городской сплетницы», и в карету водрузиться приспособился. Но тут вдруг птичка на лысину начальственную нагадила при всём честном народе. Удивились люди, спорить начали — кто говорит, это ему к деньгам — остатки казны прикарманит, кто про удобрение мозгов рассуждает, Крит философа вспомнил: «Подобное притягивает подобное». Самодурыч осерчал, свидетелям плетей прописал, а птиц искоренить повелел.

Читать далее

Пилите, Шура! (сказка)

Пилите, Шура. Сказка

Сказка «Пилите Шура» основана на реальных событиях (из отчета Государственного Контроллера).

В тридевятом царстве, в тридесятом государстве был захудалый периферийный городок и жил поживал там Мэр. Хотя он себя мэром не считал, скорее царем, во всяком случае вел себя именно так.

Читать далее

Гей-парад

Однажды слух прошел, что геи гордиться намылились прямо на улочке местечка. Кто с голым задом — тот самый гордый гей. А который штаны нацепил — обычный. Народ нормальный возбух, осудил и через Дёму — глаза начальственного — челобитную наверх послал. Дескать, не допусти, батюшка, безобразий прилюдных развратных! Огради детей от мыслей портки сымать и гордиться!

Осерчало начальство на непорядок такой, да и распорядилось геев по гордости плетьми высечь, и к гейной матери из местечка выдворить. Которые выдворяться не хотели — тех на кол посадили другим в назидание. Народу так понравилось, что заодно блудниц безмужних, иноверцев, цыган и калек погнали, чтоб два раза не вставать. А следом интеллигентов гнилых туда же, которые возмущаться удумали. Люд ибо простой, добрый, толерантистый, зла не держит, но и неча перед глазами со своими особенностями шастать. Кто не как все — на кол, тогда остальным спокойнее, ибо они — стали все.

Кран

Однажды купили люди в дом Кран водопроводный обыкновенный. Был он молод, бодр и блестящ, а что грамоте не обучен, так не всем же в академиях учиться. Водичку он то открывал, то закрывал, и очень работой своею гордился. А как пообтерся, то и налево стал струйки пускать, а ежели заметит кто, то брызнет в глаз злобно, чтоб не приглядывались.

Пока людишки суетой своей занимались, сами не заметили, как стал у них Кран за главного. Вода вроде общая, а без Крана — не получить. Руки помыть — Крану поклонись. Покушать приготовить — плакатик повесь «при содействии нашего любимого Крана» — без этого ни на суп, ни посуду помыть воды не даст. А уж огородишко чтоб полить — так на всех заборах «под эгидой нашего Крана» написать надобно. Да людям и не трудно, пусть будет ему приятно, может воды побольше нальет по доброте своей…

Один лишь Крит возмущался, говорил, что половина воды из Крана налево течет, и менять его давно надобно. Только все на него шикали — помнили, как супротив Крана кто пошел, так ему воду и перекрыли до полного усыхания. Да и на каждом заборе написано, что только наш Кран настоящий кран — все это знают, а значит так оно и есть.

Новая квартира

Однажды купил Крит квартиру. Всю жизнь о такой мечтал — и просторна, и светла, и под балконом цветы волшебные распускаются. Вот только труба сточная подтекает и вонь из-за того — починить надобно. А сантехник в местечке один, другим быть не положено. Позвал его Крит, а тот как заорет: «Ты что ж это новый дом и квартиру хаишь да грязью поливаешь? Неча гадить мимо дырки, вот и вони не будет». А тут и соседи-мавры в один голос: «Не нравится — вали отсель, чистафлюй нашелся! Свинья везде грязь найдет!»

Читать далее

Чудо

Однажды проснулись жители местечка, видят, речка их родная перегорожена забором высоким — не заглянуть. И только табличка умная прикручена, что будет вам здесь на радость чудо чудное, на кое ваши подати за полгода положены. А что будет — того в табличке не сказано, ибо ясно, что не их ума дело, а Начальству виднее.

Цельный месяц день и ночь за забором молотки стучали да что-то ухало. А потом забор сняли, и народу радоваться приказали.

Зарадовался народ, и пошел глядеть об чём. А там и впрямь чудо чудесато — посреди речки родной, прямо из воды, пальма стоит золотая, и огонечками разноцветными перемигивается.

Читать далее

Несбывшаяся Мечта

Однажды постучалась в дверь Крита Мечта. Как взглянул он на нее, так сердце и заёкало-затрепетало, а жизнь вся прежняя тоскою серой показалась. И был он с Мечтою ночь напролёт, и где живет она выведал, но удержать не мог.

Вот наутро и собрался Крит в дорогу за Мечтою ехать. Один лишь автобус из местечка ходит, а водителем там Гена, сосед. Двери закрывает, Крита не пускает:
— Ты, гад такой, когда старшего по подъезду выбирали, почему супротив меня агитировал? — Гена спрашивает, — Теперь в автобус не возьму тебя, хоть что хочешь делай!

Крит и к начальнику его пошел, а тот только посмеялся, говорит: «Будешь знать, как нашего Гену обижать!»

Так и остался Крит без Мечты жить в местечке. А Мечта, говорят, потом у кого-то другого сбылась.

Демократы

Однажды встретились Дёма и Крит — местечковые демократы, потому что всё время о демократии спорят, но до сих пор почти не подрались. Дёма парень простой, и хочет чтоб всё было демократично-управляемо. Вот выбрали еще при дедушке Начальника, значит ему и карты в руки. И кнут. И под руку к нему не лезь, не мешай. А помешал — сам на себя тогда и пеняй.

А Крит на то и Крит, что только всё критикует да о начальстве гадости рассказывает, за что по местным законам и наказания положены от кнута до дыбы. Но начальству Критом всё заняться недосуг, вот он и пользуется до времени, орет, что карты в руках у начальства крапленые, и всякое беспокойство производит.

Народ-то про крапленые карты и так на кухнях перешептывается, но шум и Крита не одобряет. Потому как шуметь против ветра себе дороже. А если что надо, то лучше челобитную поднести, поклониться глубоконько, может начальство и смилуется. И дай бог ему здоровьечка! А то, ежли другое начальство придет, вдруг хуже будет. А кто шумит и настроение благостное тревожит — на дыбу. И народ поддержит. Вон и Дёма всегда за. Потому что демократ.

Красота и благодать

Однажды Начальник по прозвищу Самодурыч приказал пруд выкопать и вокруг парк прекрасный разбить, травку насадить, чтоб была красота и благодать. Как он сказал, так всё и сделали.

Но вот беда, повадились люди в тот парк ходить, еще и с детьми. Траву топчут, из пруда воду разбрызгивают, вид портят.

Посмотрел Самодурыч на это безобразие, и приказал пруд с парком тремя заборами железными да высокими обнести, три замка повесить, и только в праздник большой открывать, когда оне сами явиться изволят.

И стала красота и благодать.